Песня лаванда кто исполняет

Угасшая звезда Яака Йоалы: Почему «эстонский соловей» в 38 лет ушел со сцены, избегал публики и терпеть не мог песню «Лаванда»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

С самого детства жизнь Яака Йоалы была связана с музыкой – его мать была музыковедом и работала в Государственной филармонии Эстонской ССР. Яак занимался в музыкальной школе, где учился играть на фортепиано и флейте, а позже поступил в музыкальное училище. На вступительных экзаменах педагоги спросили, уверен ли он в своем выборе, ведь в Таллине его знали как азартного автогонщика. Тем не менее музыка всегда оставалась для него на первом плане. Однако музыкальное училище Яак не окончил – он с юности был поклонником группы «The Beatles», увлекался рок-музыкой, и за отказ прекратить исполнение рок-композиций был отчислен. Это несоответствие того, что он любил, и тем, чем был вынужден заниматься, сыграло роковую роль в его жизни.

Самый известный эстонский певец в СССР

После службы в армии Яак Йоала выступал в качестве бас-гитариста и солиста различных эстонских групп, участвовал в музыкальных конкурсах и фестивалях, где неоднократно завоевывал награды, но всесоюзная популярность пришла к нему в 1975 г., когда певец получил специальный приз жюри на международном конкурсе песни в Сопоте. У него тогда даже появился шанс сделать карьеру в Европе: на Яака обратил внимание продюсер Джо Наполи из Лондона, который привез на фестиваль английского певца Барри Райана. Он был ведущим телепередачи «Суперсоник», где выступали и мировые звезды первой величины, и начинающие вокалисты. Наполи предложил эстонскому певцу отправиться вместе с ним в Лондон, но для Йоалы это было равносильно эмиграции из СССР, и он отказался от этого предложения.

С ним работали лучшие советские композиторы: Давид Тухманов, Александр Зацепин, Раймонд Паулс. В конце 1970-х гг. – начале 1980-х гг. наступил его звездный час – после того, как Яак Йоала исполнил песни в фильме «31 июня» и спел в дуэте с Софией Ротару в «Голубом огоньке» песню «Лаванда». Он стал частым гостем телепрограмм центрального телевидения СССР и на радио, его пластинки расходились миллионными тиражами, а песни «Я тебя рисую», «Фотографии любимых», «Любовь нас выбирает» пела вся страна.

Поклонниками его таланта были даже коллеги, пользовавшиеся не меньшей популярностью. Муслим Магомаев написал о нем в «Советской культуре»: « Артистическая внешность, броская, именно эстрадная манера пения, без налёта вульгарности, подчас выдаваемой за «эстрадную специфику», без штампов, копирования кого-то и чего-то. А главное – голос яркий, звонкий, наполненный, которым он свободно владеет; крепкое певческое дыхание, коим обладает далеко не каждый вокалист – всё это привлекает в нём. Яак Йоала поёт красиво, взволнованно, что называется, на нерве ».

Непонимание на родине и ненавистная «Лаванда»

Хотя в репертуаре певца преобладали лирические, а не патриотические песни, в Эстонии ревностно относились к его всесоюзной популярности, осуждали за исполнение песен на русском языке и презрительно называли «кремлевским соловьем» и «яшкой ёлкиным», в то время как в советской прессе его именовали «эстонским соловьем». Яак Йоала рассказывал: « Это считалось предательством. Ведь я десять лет был идолом в Эстонии, и вдруг стал петь по-русски. Считали, что я предал всех, уехав в Россию. В глаза мне, конечно, никто ничего не говорил, но я знал, чувствовал, что это никому не нравилось ».

При этом сам Йоала никогда не был в восторге от своего репертуара и позже говорил, что пел совсем не то, чего хотел сам. Песню, которую долгие годы называли его визитной карточкой, он и вовсе терпеть не мог и спустя годы признавался: « Мне все равно, как сейчас оценивают мое творчество. «Лаванда»… Разве можно такое слушать? Я не пою такие песни. Это уже слишком, ниже всякого уровня. И это неважно, что песня имела сумасшедшую популярность… Я это давно забыл и выбросил из головы. Мне всегда нравилось исполнять рок-музыку ». Певец удивлялся тому, что из всех его песен слушатели запомнили именно эту, ведь он исполнил ее всего один раз на «Голубом огоньке», вот только на советском телевидении эту запись очень часто ставили в повторе, и у миллионов Яак Йоала ассоциировался именно с «Лавандой».

Завершение карьеры и загадочное исчезновение

В 1988 г., на пике популярности, певец неожиданно для всех решил уйти с советской эстрады, а в середине 1990-х гг. практические прекратил выступать с концертами. Сам он позже объяснял свое решение так: « Для меня наступил предел, я уже не мог петь эти дурацкие, дешевые песни. И все, я ушел… Я ушёл вовремя. Мне надоела вся эта работа и всё, что было вокруг неё… Мне нравится классика, и это просто случайность, что я попал в лёгкий жанр ». При этом заниматься музыкой он не перестал – преподавал в Таллинском училище, продюсировал молодых исполнителей, занимался организацией концертов.

После завершения своей вокальной карьеры он вышел на сцену только один раз, в 2007 г., во время совместного тура по Эстонии с Тынисом Мяги, который был не только его коллегой, но и другом. Однако в последние годы жизни Яак перестал общаться не только с журналистами, но даже с друзьями. Тынис Мяги рассказывал, что на протяжении нескольких лет не мог ему дозвониться, хотя раньше они созванивались ежедневно.

Внезапное исчезновение певца породило много слухов: говорили, что он спился, уехал в США, потерял голос и т.д. В последние годы его жизни часто писали о том, что Яак Йоала стал отшельником и живет в сельской глубинке в лесу. У него действительно был загородный дом, в котором он проводил много времени со своей семьей, но при этом из столицы Эстонии артист не уезжал и жил там в самом центре. Но спустя годы его попросту перестали узнавать на улицах, ведь в постаревшем и прибавившим в весе прохожем в простой повседневной одежде сложно было узнать блистательного элегантного артиста с манерами зарубежной звезды.

Еще в 2005 г. артист перенес инфаркт, через год – еще один, потом его разбил инсульт, в 2011 г. его госпитализировали в связи с третьим инфарктом. Он не хотел, чтобы кто-либо, кроме близких, знал о его проблемах, а потому перестал появляться на публике. Он и до этого не участвовал в светских мероприятиях и вел закрытый образ жизни, поэтому этот факт никого не удивил – списали на замкнутость и странности характера. 25 сентября 2014 г. его не стало. Об этом не сразу стало известно широкой публике, ведь в прессе о его уходе писали очень скупо и сдержанно.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Плагиат или совпадение? Как родилась песня «Лаванда, горная лаванда»

Этот шлягер принес известность Софии Ротару и даже сейчас остается главным хитом в ее репертуаре.

Но не все знают о скандале, связанном с авторством песни. Первоначально она писалась под заказ. Требовалась лирическая композиция к очередному новогоднему «Огоньку». Владимир Матецкий написал музыку, хотя позднее появились вопросы относительно плагиата.

Рождение шлягера

В 1985-м центральное советское телевидение заказало Матецкому новую композицию. Редактор позвонила композитору с просьбой создать медленную лирическую мелодию. Планировалось, что исполнять песню будут София Ротару и эстонский певец Яак Йоала. К тому моменту Матецкий уже писал композиции для исполнителя.

Автор взялся за новый проект с энтузиазмом. Он нечасто писал музыку на заказ, но в этот раз решил согласиться на профессиональный вызов. Сначала в его в голове возникла мелодия припева, в которой он представлял интересное слово «лаванда».

Матецкий был уверен в том, что именно от этого образа нужно отталкиваться при последующей работе над хитом. Когда музыка была готова, он отправился к Игорю Шаферану, которому предложил написать текст. Однако поэт счел идею слишком сладкой и приторной, поэтому отказался.

Композитор не сдавался. Он отправился к другому песеннику, с которым сотрудничал, – Михаилу Шаброву. Того идея заинтересовала, хотя он признался, что в начале работы понятия не имел, что такое лаванда. Решил даже, что речь идет о каком-то средстве от моли. Позже узнал, что это дикорастущее лекарственное растение.

Сначала текст давался поэту нелегко. Работа затягивалась, а «Огонек» приближался. У Шаброва не получалось создать нужное стихотворение. Родился текст абсолютно случайно. Поэт летел из-за границы и вез оттуда несколько книг. В какой-то из них были строчки про это растение. И вскоре у него родилась в голове строка про «наших встреч с тобой синие цветы». В дальнейшем он подготовил и всю песню целиком.

Запись

Во время подготовки к предстоящему «Огоньку» постановщик Игорь Иванов стал заранее выбирать нужный антураж. Требовалась романтическая обстановка, чтобы песня звучала идеально. Поэтому прямо в студии сделали беседку.

Сама Ротару нервничала перед работой. Ходили слухи, что ей даже дали немного спиртного, чтобы успокоить нервы. И это помогло – возможно, взгляд певицы, которым она смотрит на своего партнера, не был бы таким же проникновенным без этого.

Премьера сделала «Лаванду» настоящим шлягером, а сама песня на долгие годы осталась в репертуаре певицы. Ее считают визитной карточкой Ротару. Позднее хит стал звучать во множестве других телевизионных программ. Исполнительница пела ее как сольно, так и с другими певцами. Например, с Николаем Басковым и Филиппом Киркоровым. Альбом, в который вошла запись, был распродан тиражом в несколько миллионов экземпляров.

Правда, Яак Йоала, который пел вместе с Ротару, в дальнейшем отказался вновь исполнять хит. Он счел его попсовым и приторным и больше не выступал с «Лавандой».

В чем подвох?

Популярность популярностью, но со знаменитым шлягером связана странная история. Дело в том, что за год до написания песни – в 1984-м – канадский композитор Леонард Коэн выпустил песню с названием Dance Me to the End of Love.

И музыка, которая использовалась, подозрительно напоминала ту самую «Лаванду» Матецкого.

Это могло быть и простым совпадением, однако София Ротару остерегалась отправляться на зарубежные гастроли. Говорят, опасалась, что ее уличат в плагиате. Понятно, что ее вины в этом нет, ведь она лишь исполнила песню. И все же сталкиваться с обвинениями артистке не хотелось.

«Лаванда, горная лаванда». Знаменитый краденный шлягер

Песня до сих пор является одним из самых больших хитов в исполнении украинской певицы молдавского происхождения. Сегодня в это сложно поверить, но «Лаванда» была написана по заказу. Композитору Владимиру Матецкому предложили придумать нежную лирическую песню к новогоднему «Огоньку».

И мэтр блестяще справился с задачей. Правда, потом к его авторству возникли вопросы.
Однажды Матецкому позвонила редактор Центрального телевидения СССР Алла Дмитриева и попросила написать медленную композицию. Исполнить ее должны были София Ротару и Яак Ййоала.
Композитор на тот момент уже был знаком с Йоалой – написал для него несколько песен. Ничего необычного в таком предложении он не увидел. Наоборот, создание песни на заказ Владимир Матецкий счел для себя профессиональным вызовом. И с энтузиазмом принялся за дело.

Вначале придумал мелодию припева с красивым, по его мнению, словом «лаванда». Композитор был уверен, что это именно тот образ, от которого и следует исходить в дальнейшей работе над песней. Мэтр предложил написать текст своему другу – поэту-песеннику Игорю Шаферану. Но корифей раскритиковал идею Матецкого. Мол, слишком сладко и парфюмерно. «Мыльная опера» какая-то получится. Однако композитор не собирался отказываться от своей идеи.


Композитор Владимир Матецкий и поэт Михаил Шабров написали для Софии Ротару много отличных хитов

Он позвонил другому своему соавтору Михаилу Шаброву и вкратце обрисовал ситуацию. Тот согласился поработать над текстом, но понятия не имел, что такое лаванда. Вначале думал, что это какое-нибудь средство от моли. Написание стихов затянулось. Неделя шла за неделей, «Огонек» был все ближе, а ничего путного у Михаила не придумывалось. Дело решил случай. Шабров летел из заграничной командировки, откуда вез множество книг. В одной из брошюр он увидел строку про «синие цветы лаванды». И тут поэта осенило! На следующий же день он написал «наших встреч с тобой синие цветы». Чуть позже был готов и остальной текст.

Для записи премьеры к новогоднему «Огоньку» режиссер телевидения Игорь Иванов подобрал очень удачный антураж и создал композиции идеальную романтическую атмосферу. В телестудии соорудили беседку. Только София Ротару очень нервничала перед записью. Тогда для успокоения ей дали горячительного. Это казалось верным решением. Помните, каким взглядом певица смотрела на Яака Йоалу и как проникновенно исполнила песню в том самом новогоднем ролике? Крепкий напиток сделал свое дело. Именно то, премьерное исполнение песни в новогоднем «Огоньке» получилось самым лучшим. С тех пор «Лаванда» стала одной из «визитных карточек» Софии Михайловны. Песня стала часто звучать и в других популярных телепередачах.


Позже певица исполняла ее и в одиночку, и с другими певцами: Филиппом Киркоровым и Николаем Басковым. А одноименный альбом с этой композицией разошелся тиражом в несколько миллионов копий. Ротару даже получила платиновый диск от советского монополиста – фирмы «Мелодия».
Сотрудничество певицы с композитором Владимиром Матецким и поэтом-песенником Михаилом Шабровым после того новогоднего вечера успешно продолжилось. Знаменитый творческий дуэт написал для Ротару немало новых хитов: «Было, но прошло», «Луна-луна», «Хуторянка» и другие. Интересно, что «Лаванда» стала популярной не только на территории СССР, но и в Финляндии. В 1987 году финны перевели её на свой родной язык и перезаписали.


Единственным, кто остался недоволен «Лавандой», оказался Яак Йоала. По его мнению, композиция получилась слишком уж приторной и попсовой. После памятной премьеры артист наотрез отказывался исполнять ее снова – настолько она ему не понравилась.

Во всей этой истории есть один нюанс. В 1984 году Леонард Коэн выпустил композицию Dance Me to the End of Love. Шлягер Владимира Матецкого подозрительно напоминает ту самую песню канадского мэтра. Случайное совпадение? Возможно. Только Ротару, говорят, какое-то время даже опасалась выезжать за рубеж на гастроли – могли уличить в плагиате и воровстве. Неприятности могли быть совершенно конкретными. Хотя какой спрос с певицы.

Композитор Владимир Матецкий: На 70-летие подарил Ротару песню

— Наше знакомство с Софией Михайловной началось с песни «Лаванда», которая и свела нас в «Останкино» в 1985-м, — вспоминает Владимир Леонардович. — Тогда еще был жив ее муж Толик Евдокименко… Как сейчас помню встречу — поздний зимний вечер, комната музыкальной редакции на 2-м этаже. Эта дружба началась с творчества и с тех пор, хоть мы и нечасто встречаемся, она дорога моему сердцу.

— Начиная с середины ­80-х вы плотно сотрудничали на протяжении 15 лет. Не было ревности, когда София Михайловна начала сотрудничать с другими авторами?

— Напротив, был этому несказанно рад, поскольку они написали очень симпатичные и ставшие популярными песни. А мне тепло на душе, поскольку наши совместные работы не просто продолжают жить, но и обретают новое дыхание.

Полгода назад мы записали с Софией Михайловной новую песню, которая мне очень нравится — «На семи ветрах»:

Не страшны мне вьюги,

Не погасят нашего огня никогда,

Нежностью согрею бури и метели.

И не собьюсь с пути, буду к тебе

Думаю, эта песня в какой-то степени подведение итогов и отчасти — мой подарок на юбилей и знак того, что мы обязательно еще посотрудничаем. По крайней мере я на это надеюсь. Вот это ощущение дружбы и близости душ на протяжении 32 лет дорогого стоит! Ведь в шоу-бизнесе зачастую люди на чем-то подрывают приятельские отношения, расходятся навсегда. К счастью, у нас все наоборот!

— С вашей легкой руки Ротару изменила музыкальный стиль — вплоть до появления элементов хард-рока в своих песнях. Как удалось «соблазнить» певицу на эксперименты?

— У Софии Ротару есть много интересных свойств характера, которые не так очевидны, если смотреть со стороны. Тем, кто мало ее знает, может показаться, что она консервативна. На самом деле — нет, она с удовольствием экспериментировала! И с энтузиазмом воспринимала предложения двигаться в более гитарную музыку, находить новые музыкальные формы для ее творчества — в том числе это касается видеообразов и стиля. И кстати, Ротару была открыта новаторству, в отличие от ее более консервативного мужа Анатолия.

— Вы никогда не пишете песни на скорую руку. Долго ли колдовали над знаменитыми строками «Лаванда, горная лаванда. Наших встреч с тобой синие цветы…»?

— История ее создания может показаться не такой уж романтичной — песню я создавал по заказу редакции Центрального телевидения для дуэта молодых певцов Яака Йоалы, который и раньше пел мои песни, и Софии Ротару, которую я еще не знал. Я загорелся идеей создать эту песню, придумал вариант музыки и слова. Как минимум, я всегда сразу придумываю название и основные строчки в припеве. Эти слова я и показал маститому поэту-песеннику Игорю Шаферану (к сожалению, его уже нет с нами…) Позвонил ему и попросил послушать, как я наиграю эти пару строчек: «Лава-а-анда, горная лаванда» (поет. — Ред.) Он сказал, как отрезал: «Володь, мне это не нравится. Ощущение какое-то… парфюмерное! Лаванда… Парфюмерным духом веет». — «Да, может, есть немного, — защищал я свое детище. — Но какое все-таки красивое слово».

— И вы не сдались?!

— Я был уверен в своей идее. Позвонил тогда второму своему соавтору Михаилу Шаброву и прочитал припев и сыграл эту музыку. Он оценил звонкость «Лаванды» и стал работать над песней, но написать подтекстовку на мою музыку не смог. Позвонил мне и сказал: «Володь, у меня в запевах не получается форма — у тебя она очень сложная. Можешь изменить музыку под мои стихи?» И дал мне набросок стихов. То, что мы сейчас слышим — это измененная музыка, а вот оригинальный вариант, увы, у меня не сохранился.

— А как в песне «Хуторянка» появились строки про «девчонку-молдаванку»?

— «Хуторянка» — тоже моя идея. Это была первая композиция, которую я сочинил на новехоньком, только что привезенном из Швеции баснословно дорогом синтезаторе Korg M1, который посоветовал купить Игорь Николаев — мол, «от этого зверя ты сойдешь с ума». Ну а слова про «девчонку-молдаванку»… По-моему, это идея Сони! Говоря о нынешнем времени — мне очень нравится, как исполняют «Хуторянку» Потап и Настя, — колоритный и разгульный вариант песни.

— Бешено популярную в СССР песню «Луна-луна» тоже писали на заказ?

— Меня часто ругали: «Ну что это за слова — «луна-луна, цветы-цветы». Это же смешно!», на что я отвечал: «Да, но она написана для ТВ-программы, которая называлась «Луна и цветы» (смеется). Я эту песню очень люблю, потому что соло на гитаре играет не эстрадник, а рано ушедший из жизни выдающийся музыкант, рокер из группы «Черный кофе» Сергей Кудишин. Это соло мы с ним придумали буквально за час! Песня сейчас переживает второе рождение — ко мне очередь уже выстроилась из исполнителей, которые хотят ее петь.

Композитор Владимир Матецкий: На 70-летие подарил Ротару песню

— Наше знакомство с Софией Михайловной началось с песни «Лаванда», которая и свела нас в «Останкино» в 1985-м, — вспоминает Владимир Леонардович. — Тогда еще был жив ее муж Толик Евдокименко… Как сейчас помню встречу — поздний зимний вечер, комната музыкальной редакции на 2-м этаже. Эта дружба началась с творчества и с тех пор, хоть мы и нечасто встречаемся, она дорога моему сердцу.

— Начиная с середины ­80-х вы плотно сотрудничали на протяжении 15 лет. Не было ревности, когда София Михайловна начала сотрудничать с другими авторами?

— Напротив, был этому несказанно рад, поскольку они написали очень симпатичные и ставшие популярными песни. А мне тепло на душе, поскольку наши совместные работы не просто продолжают жить, но и обретают новое дыхание.

Полгода назад мы записали с Софией Михайловной новую песню, которая мне очень нравится — «На семи ветрах»:

Не страшны мне вьюги,

Не погасят нашего огня никогда,

Нежностью согрею бури и метели.

И не собьюсь с пути, буду к тебе

Думаю, эта песня в какой-то степени подведение итогов и отчасти — мой подарок на юбилей и знак того, что мы обязательно еще посотрудничаем. По крайней мере я на это надеюсь. Вот это ощущение дружбы и близости душ на протяжении 32 лет дорогого стоит! Ведь в шоу-бизнесе зачастую люди на чем-то подрывают приятельские отношения, расходятся навсегда. К счастью, у нас все наоборот!

— С вашей легкой руки Ротару изменила музыкальный стиль — вплоть до появления элементов хард-рока в своих песнях. Как удалось «соблазнить» певицу на эксперименты?

— У Софии Ротару есть много интересных свойств характера, которые не так очевидны, если смотреть со стороны. Тем, кто мало ее знает, может показаться, что она консервативна. На самом деле — нет, она с удовольствием экспериментировала! И с энтузиазмом воспринимала предложения двигаться в более гитарную музыку, находить новые музыкальные формы для ее творчества — в том числе это касается видеообразов и стиля. И кстати, Ротару была открыта новаторству, в отличие от ее более консервативного мужа Анатолия.

— Вы никогда не пишете песни на скорую руку. Долго ли колдовали над знаменитыми строками «Лаванда, горная лаванда. Наших встреч с тобой синие цветы…»?

— История ее создания может показаться не такой уж романтичной — песню я создавал по заказу редакции Центрального телевидения для дуэта молодых певцов Яака Йоалы, который и раньше пел мои песни, и Софии Ротару, которую я еще не знал. Я загорелся идеей создать эту песню, придумал вариант музыки и слова. Как минимум, я всегда сразу придумываю название и основные строчки в припеве. Эти слова я и показал маститому поэту-песеннику Игорю Шаферану (к сожалению, его уже нет с нами…) Позвонил ему и попросил послушать, как я наиграю эти пару строчек: «Лава-а-анда, горная лаванда» (поет. — Ред.) Он сказал, как отрезал: «Володь, мне это не нравится. Ощущение какое-то… парфюмерное! Лаванда… Парфюмерным духом веет». — «Да, может, есть немного, — защищал я свое детище. — Но какое все-таки красивое слово».

— И вы не сдались?!

— Я был уверен в своей идее. Позвонил тогда второму своему соавтору Михаилу Шаброву и прочитал припев и сыграл эту музыку. Он оценил звонкость «Лаванды» и стал работать над песней, но написать подтекстовку на мою музыку не смог. Позвонил мне и сказал: «Володь, у меня в запевах не получается форма — у тебя она очень сложная. Можешь изменить музыку под мои стихи?» И дал мне набросок стихов. То, что мы сейчас слышим — это измененная музыка, а вот оригинальный вариант, увы, у меня не сохранился.

— А как в песне «Хуторянка» появились строки про «девчонку-молдаванку»?

— «Хуторянка» — тоже моя идея. Это была первая композиция, которую я сочинил на новехоньком, только что привезенном из Швеции баснословно дорогом синтезаторе Korg M1, который посоветовал купить Игорь Николаев — мол, «от этого зверя ты сойдешь с ума». Ну а слова про «девчонку-молдаванку»… По-моему, это идея Сони! Говоря о нынешнем времени — мне очень нравится, как исполняют «Хуторянку» Потап и Настя, — колоритный и разгульный вариант песни.

— Бешено популярную в СССР песню «Луна-луна» тоже писали на заказ?

— Меня часто ругали: «Ну что это за слова — «луна-луна, цветы-цветы». Это же смешно!», на что я отвечал: «Да, но она написана для ТВ-программы, которая называлась «Луна и цветы» (смеется). Я эту песню очень люблю, потому что соло на гитаре играет не эстрадник, а рано ушедший из жизни выдающийся музыкант, рокер из группы «Черный кофе» Сергей Кудишин. Это соло мы с ним придумали буквально за час! Песня сейчас переживает второе рождение — ко мне очередь уже выстроилась из исполнителей, которые хотят ее петь.

Дуэт Яака Йоала и Софии Ротару: как записывали «Лаванду» и какие отношения связывали артистов

На днях вышла русская версия книги «Яак Йоала. Сколько лет прошло, но помним я и ты», посвященная одному из самых популярных певцов Советского Союза и уж точно самому популярному певцу Эстонии в начале 1980-х. Rus.Postimees публикует фрагменты из книги.

Время дуэтов

Возвращение Яака Йоала на эстраду связано с двумя хитами: вместе с Марью Ляник он исполняет «Armastuse aastapäev» («Годовщина любви»), записанную во второй половине 1984 года, и песенку «Лаванда» – с Софией Ротару. Она стала всесоюзным хитом: было продано более миллиона пластинок.

В 1980-е годы сорокалетний на тот момент нью-йоркский поэт Гэрри Коффин и композитор из чикагских маклеров Майкл Мессер написали нежную балладную композицию «Tonight I Celebrate My Love» («Сегодня я праздную свою любовь»). Ее записали и, прославившись, пели дуэтом Пибо Брайсон и Роберта Флэк. Эта песня впечатлила Марью Ляник, занимавшую тогда с Анне Вески во всесоюзном хит-параде поп-певиц четвертое-пятое места. Перед ними были, естественно, Алла Пугачева и София Ротару, а за ними шла Людмила Сенчина, с которой Яак был вместе в Сопоте. Сам Яак Йоала в тот период входил в первую пятерку певцов Союза, но не был ни первым номером, ни вторым. Марью Ляник: «Иногда композиторы ищут и выбирают певцов, иногда певцы ищут композиторов и поэтов. В этот раз я обратилась к поэтессе Леэло Тунгал с англоязычной песней «Tonight I Celebrate My Love» и попросила сделать перевод. Она пишет бесподобно и раньше тоже писала для меня очень хорошие тексты. Отнесла ей песню на кассете в Кукольный театр. Перевод получился чудесным, и мне сразу пришла в голову мысль, что эту песню можно было бы исполнить с Яаком Йоала. Мы были знакомы уже много лет, познакомились в 1975 году в Госфилармонии, когда меня туда позвали на конкурс и выбрали солисткой. Потом мы выступали на одной сцене, например, в 1982 году в Казахстане. Встретились с Яаком в филармонии, где мы работали, и я рассказала о своей идее. Яаку она понравилась, он согласился. Он не часто занимался такими делами, и еще фантастичнее было то, что он сразу проникся этой идеей. Затем я обратилась к редактору Эстонского радио Тийу Круус, которая нашла время для записи. Руководитель моего ансамбля «Контакт» Микк Тарго сделал фонограмму, и мы так с Яаком и стояли друг напротив друга во второй студии Эстонского радио. При записи дуэта части песни поются отдельно, но мы пели свои партии попеременно и, записываясь, смотрели друг другу в глаза. Так родилась несравненная эмоциональная составляющая песни. Записались очень быстро, видимо, всего за два или три дубля. Я придумала исполнить песню в отеле «Олимпия», Микк и Яак заканчивали в студии ее оформление и через несколько часов принесли мне послушать. Мы все искренне радовались песне «See öö on armastuse aastapäev» («Эта ночь – годовщина любви»), так как понимали, что это большой успех. Затем в один прекрасный день режиссер Тойво Кестер сообщил, что мы будем делать на песню клип. Записали его в том же 1984 году, осенью. Студия была художественно оформлена: окно, штора, развевающаяся на ветру, стол, письмо на столе. На мне было белое платье с дерзко оголенными плечами. Вошел Яак, тоже весь в белом, откуда-то появилась на столе красная роза, так это видео и создалось. С Центрального телевидения пришла заявка на две персональные передачи со мной и с Яаком, а этот клип включили в съемки Яака, и это было замечательно. Передачу с ним собрал собрал Тойво Кестер. Мои съемки, где я пела три песни на эстонском и три на русском языке, смонтировал режиссер Тоомас Лепп. Передачи «Новые песни Яака Йоала» и «Поет Марью Ляник» были в новогоднем эфире Центрального телевидения совсем рядышком.

Дуэтом со мной Яак готов был выступать и позже, например, в 1987-м мы спели вместе в Москве, в концертном зале «Россия», это выступление было записано на Центральном телевидении. Летом 2010 года на состоявшемся по инициативе Пеэпа Веэдла юбилейном концерте «Яак Йоала 60» в Кясму я исполнила эту песню уже с Иво Линна, еще на одном из концертов — с Антти Каммисте. Позже исполняла ее и с Танелем Падаром, впервые в передаче «Laula mu laulu» («Спой мою песню») в 2014 году. Прекрасно, что эта песня продолжает жить. Артисту нелегко найти хорошую песню. В России после концерта порой выстраивалась за дверью очередь из авторов песен, но это еще не означало, что можно было найти подходящую песню». Ясно, что в 1984 году Москва простила Яака, и его хотели вернуть на сцену. В феврале 1985-го он пел уже в Киеве, в том же году, 15 сентября, газета «Социалистическая Якутия» упоминала, что на фестивале «Огни магистрали» выступает и эстрадная группа Яака Йоала. Яак снова чувствовал себя как рыба в воде.

Лаванда

В 1984 году канадский певец Леонард Коэн написал песню «Dance Me To The End Of Love». В 1985 году Владимир Леонардович Матецкий, вдохновленный ею, по заказу Центрального телевидения написал песню «Лаванда», ставшую хитом и получившую «Золотую пластинку». Редактор Центрального телевидения Алла Дмитриева, ангел-хранитель Яака, придумала и исполнителей песни: София Ротару и Яак Йоала. Это был интересный выбор – заслуженная артистка Украины и Молдавии, поп-звезда София Ротару тоже была наказана в 1983 году: после успешного турне по Канаде и записи пластинки в Торонто ей на пять месяцев запретили выезд из СССР. В песне Леонарда Коэна «Dance Me To The End Of Love» («Танцуй со мной до конца любви») – есть некий экстракт всего того, что входит во все классические песни о любви: «Dance me to your beauty with a burning violin Dance me through the panic ‘til I’m gathered safely in Lift me like an olive branch and be my homeward dove Dance me to the end of love Dance me to the end of love».

Эта мелодия понравилась и Центральному телевидению, и почти ровеснику Яака Владимиру Леонардовичу Матецкому, который был на два года моложе и пришел в музыку на пике битломании, в свое время даже играл на бас-гитаре. Вряд ли действия и образ мыслей редактора Центрального телевидения сильно отличались от поведения Кустаса Кикерпуу и Райво Таммика, которые штамповали песенки, вдохновившись новыми западными хитами. Иногда приходилось лишь заменять «лала-лала-лаа-лаа-лаа» на «нана-нана-наа-наа-наа».

В очень основательной статье Википедии о Софии Ротару упоминается, что якобы иногда певица в выступлениях за границей все же чувствовала неудобство из-за чрезмерного сходства вышеназванных песен – та же гармония, та же тональность, то же вступление. Но СССР не присоединялся к международному договору об авторских правах, и незачем было долго обсуждать, где кончается музыкальное цитирование и начинается каверизация. Даю сравнить нескольким людям «Dance Me To The End Of Love» и «Лаванду», и они утверждают, что все-таки это две разные песни, обе созданные при использовании одной и той же мелодии цыганской песенки.

Выпившая София Ротару вышла на сцену и произвела фурор

София Ротару и Яак Йоала спели «Горную лаванду» 35 лет назад — на «Голубом огоньке» 1986 года. Песню написали Владимир Матецкий и Михаил Шабров. Когда мелодию будущей песни услышала редактор ЦТ Алла Дмитриева, она решила, что эту композицию должны непременно исполнить именно Ротару и Йоала.

Вот только у Матецкого и Шаброва было свое видение песни. Например, поэт и композитор вообще не думали о том, что композицию должна исполнять (которой, кроме мелодии, и не было) София Ротару. Молодые авторы были уверены, что артистка свое уже спела. Они буквально поставили на ней крест.

«Когда Володя мне об этом сказал, мы почему-то сразу решили, что это абсолютно неперспективно. Будучи молодыми и ершистыми, считали, что Ротару уже сказала свое слово, что (да простит нас сейчас София Михайловна!) ее век в творчестве закончился и ничего нового она сделать уже не сможет. К тому же я понятия не имел, о чем можно написать, чтобы получился лирический любовный диалог…» — рассказал Шабров.

Более двух месяцев он не мог сочинить слова к песне. Помог случай. В одной книжке ему попалась на глаза строчка, которая вдохновила поэта. Буквально на следующий день Шабров написал «Горную лаванду». А чтобы Ротару особенно нежно и проникновенно исполнила песню, ей пришлось выпить.

Оказывается, артистка была немного скованна. Чтобы расслабить певицу, было решено буквально силой напоить ее коньяком. Именно благодаря ему, уверяет Шабров, Ротару и получилась на видеозаписи с романтическим блеском в глазах и влюбленным мягким взглядом. Кстати, Яак Йоала не любил эту песню.

«Разве можно такое слушать? Я это давно забыл и выбросил из головы. Мне всегда нравилось исполнять рок-музыку. Кстати, «Лаванду» в дуэте с Софией Ротару я исполнил всего один раз в жизни. Просто эту запись «Голубого огонька» часто крутили», — цитируют артиста «Откровения звезд» .

Песня произвела фурор. София Ротару получила новую порцию популярности, она обрела статус настоящей звезды, а сама композиция стала ее визитной карточкой.

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector